Понедельник, 24.07.2017, 05:48
НовостиСвета (LightNews) 
Жизне-речение – это НЕ Channaling.
Круг ВсеМiРноРОДового ЦЕЛительства
На основе Русской РОДовой Кольцевой Науки, переданной нам Пушкиным А.С.,
в Русском Духе.
Постоянное совершенствование Праведности Полноты и Порядка РОДа Человеческого.
За ЕДИНУЮ, МОГУЧУЮ Матушку Русь!
Главная Мой профильРегистрация ВыходВход
Вы вошли как Гость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS
Поиск
Меню сайта
 
Главная » 2017 » Май » 14 » Падение Америки и Европы, занятие Россией ведущей роли в мире в наступившую с 1920 г. эпоху Пророка Пушкина А.С. Продолжение. Часть 2223
Падение Америки и Европы, занятие Россией ведущей роли в мире в наступившую с 1920 г. эпоху Пророка Пушкина А.С. Продолжение. Часть 2223
22:45

«Европейские ценности» и как они лечатся

Нам все уши прожужжали и про эти ценности, и про обязательность стремления России именно к ним.

Европейские ценности изучают философы и политологи, про них пишут писатели, строчат журналисты, бормочут бормотологи. Европа такая замечательная, такая распрекрасная, расчудесная, в ней текут молочные реки в кисельных берегах! Надо блюсти все ея каноны – и расцветет Россия, а кто этих благ не понимает и не ценит – тот ватник и совок.

Пребывая географически в этом «раю», слушать этого уже не могу – все острее приступы болезни ухоглаза. Помните такую? Это когда слышишь одно, а видишь совсем другое. Вот и хочу поделиться тем, что вижу. Нет, я не про магазины, зарплаты и стоимость ЖКХ – это и без меня расскажут. Я – про настроение европейцев, про то, отчего и почему с потоком мусульманских беженцев Европе уже не справиться. Собственно, ответить можно очень коротко: она умирает. Беженцы только ускорят процесс, который начался вскоре после Второй Мировой и Великой Отечественной для нас.

Что такое Европа с точки зрения географии и климата? Не очень большая по площади территория с очень хорошим климатом: и широты вполне себе умеренные, и Гольфстрим греет, и моря теплые, и дождей хватает, чтобы почва дала приличные урожаи – во многих местах аж по два раза в год (Испания, Италия, Португалия, Греция). Здесь никогда не надо было напрягаться до предела, чтобы прокормить себя, но вот места маловато. И Европа нашла способ существования и развития: надо время от времени сбрасывать излишек населения вовне и почаще грабить всех, кто отличен по религии, по языку, по цвету кожи. Грабить – дотла, уничтожать аборигенов и противников – до упора.

При этом сама Европа свои ценности и религию меняла, что твоя змеюка шкуру по весне. Греки с их десятками богов выплескивались в покорение Ойкумены, Александр Македонский рвался покорять аж Индию. Римляне сменили имена богов, но не воинственность, не агрессивность, не стремление подгрести под себя все страны подряд. Вычленив в христианстве не суть, а мысли о покорности власти, Европа спокойно переиначила и эту, изначально едва ли не самую человеколюбивую религию, под себя. Католицизм с его единоначалием, абсолютизмом папской власти стал замечательным, превосходным обоснованием для дальнейшего развития и укрепления истинных, коренных европейских ценностей: убей, ограбь, выкинь прочь всех, кто не вписывается в общество благоденствия.

«Не убий, не укради, возлюби ближнего!!!» орали боевые капелланы, и армии крестоносцев обрушивались на Ближний Восток, на Восточную Европу. «Блаженны кроткие, ибо они унаследуют землю!!! Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими!!!» — завывали священники, шагая по землям Южной Америки вслед за отрядами конкистадоров. И воины Кортеса несли истинные, подлинные, исконные европейские ценности, которые тогда еще не так искусно умели прикрывать словесными кружевами. Вот цитата из письма Колумба королевской чете Испании:

«Золото – это совершенство. Золото создает сокровища, и тот, кто владеет им, может совершить все, что пожелает, и способен даже вводить души человеческие в рай».

1503 год, а сформулировано – навечно. Все новые слова приходят и уходят, а эти – будут звучать в душах европейцев столько, сколько будет существовать эта цивилизация. Запомните эту формулу – она сегодня не звучит громко, но, стерев наносное в миллионах слов европейских политиков, политиканов, журналистов, философов, вы с легкостью увидите ее. Она впечатана в души европейцев на веки, ибо отражает высшую цель этой цивилизации – единственное, к чему достойно стремиться, единственное, чему достойно посвятить свою жизнь.

Европейские ценности… Вместе с колонизаторами в Южную Америку прибыл и монах-доминиканец Бартоломео Лас Касас, первый историк Нового Света. Один из немногих не предвзятых наблюдателей, он описывал, какими они были для индейцев. Конкистадоры вешали и топили индейцев, разрубали их на части мечами, сжигали живьем, поджаривали на медленном огне, травили собаками, не щадя даже стариков, женщин и детей. Это и есть истинные европейские ценности, не прикрытые лицемерием нравоучений о значимости каждой человеческой жизни, толерантности и прочих «свобода, равенство и братство».

Но католицизм был уже тесноват – необходимость отчитываться перед начальством в Риме становилась обузой. Возникло протестантство – теперь духовного лидера-вожака могла избрать себе любая команда. Европа полыхнула восстаниями, но до полного истребления дело не дошло – Новый Свет стал той отдушиной под бурлящим котлом, который позволил снова сбросить особо буйное население, а великая формула Колумба позволила успешно сотрудничать клиентам старых и новых провайдеров. Из Африки было вывезено от 5 до 17 миллионов рабов, и при этом большом хапке протестанты-англичане спокойно поделили сферы влияния с католиками-португальцами. Какой смысл ругаться, выяснять отношения, если территорий – достаточно, товара – полным полно? Надо усердно работать, и тогда самые удачливые смогут добраться до колумбовского идеала?.. Разброс цифр – то ли 5 миллионов, то ли 17 миллионов, говорит сам за себя: европейские ценности бушевали в Африке по полной программе.

Однако протестантство убедительно доказало: оно удобнее для того, чтобы успешнее нести истинные европейские ценности по всем материкам. Католики, не смотря ни на что, индейцев Южной и Центральной Америки физически уничтожить под корень так и не смогли. Протестанты пошли дальше, понесли европейские ценности глубже, надежнее. Посмотрите на сокровища Британского музея – материальное доказательство и свидетельство того, как были ограблены Индия, Африка, Ближний Восток и даже Австралия. Посмотрите на жалкие остатки индейцев Северной Америки, припомните, как их травили алкоголем, оспой – вот это размах! Вот это – по нашему, по европейскому!

А католицизм вдруг взял, да и выстрелил себе в ногу, причем не в какую-нибудь там пятку, а конкретно так – в бедро, выпустив из себя море крови. Еще Ливонский и Тевтонский ордена четко нащупали новый «край Ойкумены». Цивилизовать именем Христа мусульманский Восток – можно. Нести благую весть в Прибалтику – с дорогой душой. А вот дальше – край Земли (она ведь плоская и на китах лежит), дальше – лед Чудского озера, и тем, кто попробовал пройти дальше – сразу вечная память. Католики-французы, решив, что протестанты целиком и полностью заняты Новым Светом, решили перепроверить – а вдруг тевтонцы врали, а вдруг теперь уже можно?… Отечественная война 1812 года – это не просто война Франции против России. Это было столкновение цивилизации Европы и цивилизации Русской. Итогом стали не только казаки в Париже.

Итогом стало еще и то, что Европа уразумела: христианства, как доктрины, уже не хватает для оправдания стремления к колумбовскому идеалу: слишком много красивых слов, слишком много недоговоренностей. Чтобы снова попытаться уничтожить Русскую цивилизацию христианство – слишком гуманно, слишком человеколюбиво. Для покорения Америки, Африки, Австралии, Индии христианства в двух формах хватало. А тут – маловато будет. Дополнительная проверка в Крыму показала: остановить распространение Русской цивилизации христианская Европа еще способна, а вот ограбить, покорить, уничтожить – не получится.

Пушки смолкли, европейцы напряглись – нужно новое учение! Кого мы били? Французов? Они и рванули первыми к новым вершинам: основателем «научного расизма» стал Жозеф де Гобино, в 1855 издавший «Опыт о неравенстве человеческих рас». Расизм стал естественным, гармоничным этапом развития системы европейских ценностей. «Передовые идеи» Гобино были подхвачены и приумножены: Гюстав Лебон, Арман де Катрфаж, Ницше с его «белокурой бестией»… Вершиной развития философской мысли Европы стала знаменитые книги английского аристократа Хьюстона Чемберлена «Основы XIX века» и «Арийское миросозерцание».

Сэр Хьюстон Чемберлен был весьма последователен в исполнении собственного учения: ради того, чтобы арийски созерцать, он переселился в Германию и был счастлив тому, что перед своей смертью, будучи уже смертельно больным, частично парализованным, успел встретиться с Адольфом Гитлером. Это произошло в сентябре 1923 года, когда до титула «фюрер» Гитлеру было еще шагать и шагать. Но Чемберлен, которому в том году исполнилось 67 лет, сумел оценить этого человека. Вот цитата из его письма Гитлеру на следующий же день после этой встречи:

«Вас ждут великие и трудные задачи. … Моя вера в немецкий народ всегда была непоколебима, однако, я должен признать, что все мои надежды до сих пор не оправдались. Своим появлением вы восстановили гармонию в моей душе и вновь подарили мне надежду. Тот факт, что в момент полного отчаяния Германия явила на свет Адольфа Гитлера, говорит лишь о том, что наш страна по-прежнему остается великой. Господь да защитит вас!»

И даже провал Мюнхенского путча не подорвал веру Чемберлена в призвание Гитлера. В листовке от 1 января 1924 Чемберлен писал:

«Гитлер – это благословение божие, не пустослов, а некто, кто продумывает свои мысли до конца и бесстрашно делает из этого выводы». Чемберлен верил в Гитлера, а уж тот постарался стать его «духовным наследником и продолжателем»…

Еще раз. Последовательно меняя многобожие на монотеизм в форме католицизма, европейская цивилизация последовательно и логично шла дальше и дальше: от католицизма к протестантству, от протестантства – к расизму, от расизма – к фашизму и нацизму. Нацизм не был привнесен в Европу откуда-то извне, его не навязывали силой. Нацизм – плоть от плоти европейской цивилизации, вершина развития европейской философии. Вспомните, сколько фашистских режимов установилось в Европе 20-20-х. Это ведь не только Германия, но и Италия, Португалия, Румыния, Болгария, страны Прибалтики… Фашизм и нацизм оказались востребованы всеми, кто не успел к разделу колоний или был выброшен из них. Эти страны хотели приобщиться к европейским ценностям – идеал формулы Колумба звал и манил, а пирог был поделен. Эти учения были востребованы, чтобы на их основе сплотиться в единый кулак и еще раз попробовать опровергнуть грустный вывод тевтонцев – попытаться разгромить, завоевать, покорить Русскую цивилизацию в ее советском варианте.

Когда нам говорят, что 22 июня вермахт вероломно вторгся на территорию СССР – нам, извините, врут. Ну, или, если угодно, не договаривают. Итальянские дивизии «Торино», «Пасубио» и «им. принца Амедео» — 62 тысячи человек. Венгерская «Карпатская группа» — 40 тысяч человек. 3-я и 4-я армии Румынии – 220 000 бойцов. Юго-Восточная и Карельская армии Финляндии – 150 000 солдат и офицеров. 2 дивизии – 16 000 человек дала Словакия. 4 000 хорватов, 18 000 испанцев в составе «Голубой дивизии». Полмиллиона человек!

Да и в самом вермахте в едином строю с немцами маршировали австрийцы – нынче они ведь себя числят отдельным государством. А по ходу войны в состав вермахта вливались все новые части Ваффен-СС: французы и норвежцы, шведы и бельгийцы, эстонцы и латыши, голландцы и фламандцы.

Я ведь взялся размышлять о ЕС? Так наши деды и прадеды уже видели его воочию, только назывался он «Третьим рейхом». Единая валюта, отсутствие внутренних границ, единые налоги, свободное перемещение рабочей силы и капиталов, единое руководство из одного политического и экономического центра. Мы сейчас, млея перед экранами телевизоров и мониторами компьютеров, размышляем – сколь замечательны европейские ценности! А вот нашим героическим предкам не до размышлений было – они-то видели не рекламу, не мишуру, а настоящие, истинные европейские ценности. Расстрельные рвы, зондеркоманды, концлагеря и лагеря смерти, грабеж и вывоз всего, что попадалось под руку. Пресловутое «Мамка! Куры, млеко!!!» – это и были, и есть европейские ценности, европейская культура, европейский менталитет. Не выдала «мамка», что требовалось – пуля в лоб. Выдала, но было очевидно, что это последние ее припасы – пуля в лоб, чтоб не стала обузой…

Чем все закончилось? «Кровавый диктатор» Сталин довел законно избранного канцлера Германии до суицида. Русская цивилизация, харкая кровью от перенапряжения, не только сломала хребет нацизма – она воткнула штык в глотку европейской цивилизации. И это – не шутка и не передергивание. Дойдя до высшей точки развития своей философии, Европа окончательно убедилась – Русскую цивилизацию ей не победить, не сломать. В шоке от происшедшего, Европа, как зачарованная, смотрела на развал колониальной системы и не находила в себе сил остановить этот процесс. Нацизм и расизм – то, за что могут отвернуть головы?! А как жить?! Европа с 50-х годов минувшего века – в тупике, она не понимает, в чем теперь смысл ее существования. ЧТО завоевывать? КОГО грабить? Ничего нельзя, потому что вот эти ватники, совки – никуда не делись, и попытки вернуться к былому будут остановлены, траками советских танков, бомбами советских самолетов, страшным рукопашным боем?! Так что, что, что делать?!

Традиционные для Европы эстетика и культура, идеология в 50-е годы уперлись в тупик: интеллектуальная элита исчерпалась, оказалась не способна предложить новые пути развития. Молодое поколение Штатов породило битничество – новая веха, суть которого проста и незатейлива: будь проклято это общество, в котором я несчастен! А другого и не могло быть: старшее поколение оказалось не в силах изобрести точку приложения энергии молодых. Нечего завоевывать, некого грабить, можно только участвовать в бесконечном разделе того, что уже достигнуто.

Научно-техническая революция теряла энергию и напор: танки и самолеты уже изобретены, поразить «третий мир» чем-то невероятным уже не получалось. Франция, хитрая Франция, всю войну сидевшая на двух стульях – попробовала подергаться, но Алжир и Вьетнам покончили с последними судорогами. Огнем и мечом завоевывать, покорять, грабить – уже не получалось. Признав вершину своего развития – расизм и нацизм – преступными по своей сути учениями, Европа билась в безнадежном тупике… На смену битникам пришла революция хиппи 1968 года. Долой буржуазную культуру! Долой честную работу и карьеру, к черту патриотизм, долой лицемерие официальной семьи, долой все запреты, даешь свободу получать удовольствие любыми способами!

Янки – поджарые, готовые рисковать, готовые изобретать на коленке, хозяева ревущих моторов… Куда они пропали? Они стали … американцами. Расизм и нацизм – плохо, плохо даже для тех, кто отделен от матери-Европы океаном. Приняв этот постулат, янки уже не могли подавить привычным способом – пулеметами – движение чернокожих за равные права. Уже не хватило энергии и наглости расстрелять Мартина Лютера Кинга, ни – хотя бы! – швырнуть его за решетку: его трусливо пристрелили «чужими руками». Наступив себе на горло, янки дали равные права тем, кого они столько лет считали своим движимым имущество. И – исчезли, став американцами. Протест против войны во Вьетнаме, всколыхнувший все Штаты – логическое продолжение этого отступления от заветов предков, сдиравших скальпы с краснокожих, гонявших по плантациям чернокожих, превентивно сгонявших в лагеря желтокожих, гнавших прочь от своих берегов пароходы с евреями в годы Холокоста. Какое «славное» прошлое ушло в небытие!..

Европа и Америка получили бунт молодых, но бунт странный – не чета нашему, русскому. Чтобы не пустить молодежь на баррикады, старшее поколение нашло только один вариант: Европа стремительно стала превращаться в общество потребления. Нет, великая формула Колумба никуда не делась – нельзя ее убрать, это ведь… ну, как из человека выдернуть позвоночник! Но пусть теперь какая-то часть золота в трансформированном (в предметы потребления) виде станет доступна всем! Берите кредиты – дешевые и много – потребляйте прямо сейчас. Вам не нравятся ценности ваших предков? Так забейте и на необходимость упорного труда, и на накопительство как способ обеспечить разумное потребление! Пользуйтесь всеми благами прямо сейчас, прямо вот тут – ведь вы достойны жрать в три горла просто по факту своей принадлежности к золотому миллиарду! И молодежь подхватила эту «славную» идею: даешь реализацию «законного», природного права человека на удовольствие. Удовольствие здесь и сейчас, через наркотики и «свободную любовь» всех со всеми – это и есть счастье и смысл истории новой, послевоенной Европы. И бунт молодежи свелся к отказу от религии, от института брака, от культуры, которую объявили «ханжеской». Бесплатные медицина, образование, продуктовые талоны, гуманитарная одежка и дешевые потребительские кредиты оболванивают Европу на наших глазах. Шутки Михаила Задорнова перестают быть шутками – они становятся констатацией факта.

На что ушла энергия Европы в 70-е? В формирование и мощное развитие движений гомосексуалистов и феминисток, «чайлд-фри», примитивизацию культуры, литературы, музыки. Список можно продолжать и продолжать, но вот что удивительно: не смотря на все эти новинки, Европа… вернулась на круги своя. Крестовые походы, колонизация, прочая агрессия прерывались, когда в Европу приходила чума, оспа, еще какая-нибудь пандемия. Зачем заниматься завоеваниями, когда «лишнее» население ликвидируется без дополнительных усилий?

Удар Русской цивилизации прекратил даже попытки захватнических войн. И… мы наблюдаем вымирание Европы. Оно новое – ведь нет ни войн, ни эпидемий, ни голода. А население – сокращается! Свобода удовольствий привела к тому, что рождаемость в Европе падает и падает – она вымирает. Рожать и воспитывать детей? Фу, какая дикость! Европейский, «цивилизованный» человек – и смена памперсов и вытирание соплей?! Ужос, как вам такое в голову приходит! Господь завещал «плодиться и размножаться»? Так это не наш бог – он бог дряхлых стариков, которые глупы настолько, что посещают церкви!

И вот это все – вокруг меня, живущего в Европе. И вот это все российские либералы называют «европейской системой ценностей». И вот это все либералы во власти предлагают считать чуть ли не старшей сестрой для российского общества.

«Русская культура – часть европейской культуры.» Вы это можете спокойно слышать, без желания оторвать башку тому, кто это говорит? Я – нет. Выставки художественных работ копрофилов, обучение техники полового акта в средней школе, родитель № 1 и № 2 (а, может, еще и №№ 3, 4 …) – это и есть «уровень цивилизации», к пониманию и приниманию которого должна двигаться Россия? Вот эти люди без воли, без идеалов, без устремлений – те, кто сможет противостоять мусульманской беженской экспансии? Вы это что, всерьез?

Европа умирает в потоках собственных извращений, безволия, бесцельности своего существования. Да, еще есть те, кто нутром понимает гибельность избранного пути. Но что они могут предложить, что они могут противопоставить этому южному потоку?.. Да ничего нового – только обострение своей хронической болезни. Расизма и нацизма. Бунты националистов. Почему это возможно? Потому, что эта болезнь появились одновременно с европейской цивилизацией, пусть и называлась она тогда по другому. «Бремя белого человека» — с ним Европа пришла в этот мир.

И история показала: излечить эту болезнь невозможно, ее можно только купировать, снять на какое-то время приступы обострения. Два минувших века наглядно показали и доказали, что прививку можно внести в организм больного только одним способом – русским штыком в глотку.

Болезнь ведь никуда не делась, мы же наблюдаем ее приступы то там, то тут. Бомбят Югославию, гибнут сотни тысяч славян, уничтожаются православные церкви, дробится на нелепые куски само государство? А давайте сделаем вид, что мы этого просто не видим. В Эстонии и в Латвии русское население лишено гражданских прав, возможности получать образование на родном языке? А давайте делать вид, будто мы верим, что прибалты постепенно исправятся. Разносят в пух и прах страны Ближнего Востока, погружая их в средневековье, в поле для кровавых гражданских войн всех со всеми, в этих войнах гибнут уже миллионы афганцев, иракцев, ливийцев, сирийцев? А давайте скажем ВВС, чтобы они этого не показывали. Киевская хунта расстреливает из всех видов оружия мирные города, посмевшие отказаться жить при режиме украинского фашизма? А давайте говорить, что это Россия напала на Украину и долдонить, что Путин виноват в том, что кондиционеры стали взрываться. Кто-то сомневается, что я говорю правду об истинных европейских ценностях? Ну, откройте свежий номер «Шарли»…

Русская культура – часть европейской? Черта с два!

Русская цивилизация – единственный лекарь европейской, добивающийся успеха. Раз в сто лет больному становится хуже: он собирает все свои силы в единый кулак, собирается с силой и… получает новую дозу лекарства. Имена врачей нам прекрасно известны: Кутузов и Раевский, Жуков и Рокоссовский, Барклай-де-Толли и Багратион, Конев и Василевский. Работа этих чудных лекарей и есть главный вклад России в развитие европейской цивилизации.

Будет новое обострение застарелой болезни Европы – и мы услышим имена новых русских целителей. Россия, шевельнув плечами, вернулась на Ближний Восток – самолетами и ракетами на защиту своих верных союзников, и что мы наблюдаем в Европе, если отбросить мишуру? «Блин, похоже, доктор заметил наши шалости!.. Давайте-ка притихнем и уберемся восвояси – какие-то предчувствия с воспоминаниями мучают…».

Русские целители для Европы, если она сорвется в кровавые расистские погромы – явятся. В этом я – уверен. И даже могу объяснить, по каким таким причинам. Ну, а, если Европа не переварит, не ассимилирует южный поток – так ведь сказано много тысяч лет назад: «Есть время разбрасывать камни и есть время их собирать».

Пусть мусульмане камни и соберут – курган над могилой должен смотреться эффектно…

Boriss Alestar

facebook

НС: Замечательная статья, прекрасно описавшая закономерный закат европейской империи. Россия – НЕ Европа. У русского народа свой Путь, свое Предназначение. Это ясно понимали наши классики, начиная с Пушкина, Данилевского, Достоевского и др.
С 1920 года закончилась ведущая роль европейцев в мире и началась ведущая роль русских. Сейчас ситуация весенних заморозков, после которых обязательно расцветут цветы русского духа не только на Руси, но и в мире

 

Сто метров. Я смог!

 

— Сынок, а тут за квартиру можно заплатить?

— Угу, — ответил охранник, даже не повернув головы к посетителю.

— А где, сынок, подскажи, а то тут я впервой.

— У окошка, – раздраженно ответил охранник.

— Ты бы мне пальцем показал, а то я без очков плохо вижу.

Охранник, не поворачиваясь, просто махнул рукой в сторону кассовых окошек.

— Там.

Дед в растерянности стоял и не мог понять, куда именно ему идти.

Охранник повернул голову к посетителю, смерил взглядом и презрительно кивнул:

— Вот ты чего встал, неужели не видно, вон окошки, там и плати.

— Ты не серчай, сынок, я же думал, что у вас тут порядок какой есть, а теперь понятно, что в любом окошке могу заплатить.

Дед медленно пошел к ближайшему окошку.

«— С вас 345 гривен и 55 копеек», – сказала кассир.

Дед достал видавший виды кошелек, долго в нем копался и после выложил купюры.

Кассир отдала деду чек.

— И что, сынок, вот так сидишь сиднем целый день, ты бы работу нашел лучше, – дед внимательно смотрел на охранника.

Охранник повернулся к деду:

— Ты что издеваешься, дед, это и есть работа.

— Аааа,- протянул дед и продолжил внимательно смотреть на охранника.

— Отец, вот скажи мне, тебе чего еще надо? – раздраженно спросил охранник.

— Тебе по пунктам или можно все сразу? – спокойно ответил дед.

— Не понял? – охранник повернулся и внимательно посмотрел на деда.

«— Ладно, дед, иди», — сказал он через секунду и опять уставился в монитор.

— Ну, тогда слушай, двери заблокируй и жалюзи на окна опусти.

— Непо… охранник повернулся и прямо на уровне глаз увидел ствол пистолета.

— Да ты чего, да я щас!

— Ты, сынок, шибко не ерепенься, я с этой пукалки раньше с 40 метров в пятикопеечную монету попадал. Конечно сейчас годы не те, но да и расстояние между нами поди не сорок метров, уж я всажу тебе прямо между глаз и не промажу, – спокойно ответил дед.

— Сынок, тебе часом по два раза повторять не нужно? Али плохо слышишь? Блокируй двери, жалюзи опусти.

На лбу охранника проступили капельки пота.

— Дед, ты это серьезно?

— Нет, конечно нет, я понарошку тыкаю тебе в лоб пистолетом и прошу заблокировать двери, а также сообщаю, что грабить я вас пришел.

— Ты, сынок, только не нервничай, лишних движений не делай.  Понимаешь, у меня патрон в стволе, с предохранителя снят, а руки у стариков сам знаешь, наполовину своей жизнью живут. «Того и гляди, я тебе ненароком могу и поменять давление в черепной коробке», – сказал дед, спокойно глядя в глаза охраннику.

Охранник протянул руку и нажал две кнопки на пульте. В зале банка послышался щелчок закрывающейся входной двери, и на окна начали опускаться стальные жалюзи.

Дед, не отворачиваясь от охранника, сделал три шага назад и громко крикнул:

— Внимание, я не причиню никому вреда, но это ограбление!!!

В холле банка наступила абсолютная тишина.

— Я хочу, чтобы все подняли руки вверх! — медленно произнес посетитель.

В холле находилось человек десять клиентов.

Две мамаши с детьми примерно лет пяти.

Два парня не более двадцати лет с девушкой их возраста.

Пара мужчин. Две женщины бальзаковского возраста и миловидная старушка.

Одна из кассиров опустила руку и нажала тревожную кнопку.

— Жми, жми, дочка, пусть собираются, —спокойно сказал дед.

— А теперь, все выйдите в холл, – сказал посетитель.

— Лёнь, ты чего это удумал, сбрендил окончательно на старости лет что ли? —миловидная старушка явна была знакома с грабителем.

Все посетители и работники вышли в холл.

— А ну, цыц, понимаешь тут, – серьезно сказал дед и потряс рукой с пистолетом.

— Не, ну вы гляньте на него, грабитель, ой умора, – не унималась миловидная старушка.

— Старик, ты чего, в своем уме? — сказал один из парней.

— Отец, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? – спросил мужчина в темной рубашке.

Двое мужчин медленно двинулись к деду. Еще секунда и они вплотную подойдут к грабителю.

И тут, несмотря на возраст, дед очень быстро отскочил в сторону, поднял руку вверх и нажал на курок. Прозвучал выстрел. Мужчины остановились. Заплакали дети, прижавшись к матерям.

— А теперь послушайте меня. Я никому и ничего плохого не сделаю, скоро все закончится, сядьте на стулья и просто посидите. Люди расселись на стулья в холле.

— Ну вот, детей из-за вас напугал, тьфу ты. А ну, мальцы, не плакать, — дед весело подмигнул детям.

Дети перестали плакать и внимательно смотрели на деда.

— Дедуля, как же вы нас грабить собрались, если две минуты назад оплатили коммуналку по платежке, вас же узнают за две минуты? – тихо спросила молодая кассир банка.

— А я, дочка, ничего и скрывать-то не собираюсь, да и негоже долги за собой оставлять.

«— Дядь, вас же милиционеры убьют, они всегда бандитов убивают», – спросил один из малышей, внимательно осматривая деда.

— Меня убить нельзя, потому что меня уже давненько убили, — тихо ответил посетитель.

— Как это убить нельзя, вы как Кощей Бессмертный? – спросил мальчуган.

Заложники заулыбались.

— А то! Я даже может быть и похлеще твоего Кощея, — весело ответил дед.

— Ну, что там? — Тревожное срабатывание.

— Так, кто у нас в том районе? – диспетчер вневедомственной охраны изучал список экипажей.

— Ага, нашел.

— 145 Приём.

— Слушаю 145.

— Срабатывание на улице Богдана Хмельницкого.

— Понял, выезжаем. Экипаж включив сирену помчался на вызов.

— База, ответьте 145.

— База слушает.

— Двери заблокированы, на окнах жалюзи, следов взлома нет.

— И это все?

— Да, база, это все.

— Оставайтесь на месте. Взять под охрану выходы и входы.

— Странно, слышь, Петрович, экипаж выехал по тревожке, двери в банк закрыты, жалюзи опущенные и следов взлома нет.

— Угу, смотри номер телефона и звони в это отделение, чо ты спрашиваешь, инструкций не знаешь, что ли? – Говорят, в ногах правды нет, а ведь и правда, – дед присел на стул.

— Лёнь, вот ты что, хочешь остаток жизни провести в тюрьме? — спросила старушка.

— Я, Люда, после того, что сделаю, готов и помереть с улыбкой, — спокойно ответил дед.

— Тьфу ты…

Раздался звонок телефона на столе в кассе. Кассир вопросительно посмотрела на деда.

— Да, да, иди, дочка, ответь и скажи все как есть, мол, захватил человек с оружием требует переговорщика, тут с десяток человек и двое мальцов, — дед подмигнул малышам.

Кассир подошла к телефону и все рассказала.

— Дед, ведь ты скрыться не сможешь, сейчас спецы приедут, все окружат, посадят снайперов на крышу, мышь не проскочит, зачем это тебе? — спросил мужчина в темной рубашке.

— А я, сынок, скрываться- то и не собираюсь, я выйду отсюда с гордо поднятой головой.

— Чудишь ты дед, ладно, дело твое.

— Сынок, ключи разблокировочные отдай мне.

Охранник положил на стол связку ключей.

Раздался телефонный звонок.

— Эка они быстро работают, — дед посмотрел на часы.

— Мне взять трубку? — спросила кассир.

— Нет, доча, теперь это только меня касается.

Посетитель снял телефонную трубку:

— Добрый день.

— И тебе не хворать, — ответил посетитель.

— Звание?

— Что звание?

— Какое у тебя звание, в каком чине ты, что тут непонятного?

— Майор, — послышалось на том конце провода.

— Так и порешим, — ответил дед.

— Как я могу к вам обращаться? —спросил майор.

— Строго по уставу и по званию. Полковник я, так что, так и обращайся, товарищ полковник, — спокойно ответил дед.

Майор Серебряков провел с сотню переговоров с террористами, с уголовниками, но почему-то именно сейчас он понял, что эти переговоры не будут обычной рутиной.

— И так, я бы хотел ….

— Э нет, майор, так дело не пойдет, ты видимо меня не слушаешь, я же четко сказал по уставу и по званию.

— Ну, я не совсем понял, что именно, —растерянно произнес майор.

— Вот ты, чудак-человек, тогда я помогу тебе. Товарищ полковник, разрешите обратиться, и дальше суть вопроса.

Повисла неловкая пауза.

— Товарищ полковник, разрешите обратиться?

— Разрешаю.

— Я бы хотел узнать ваши требования, а также хотел узнать, сколько у вас заложников?

— Майор, заложников у меня пруд пруди и мал мала. Так что, ты ошибок не делай. Скажу тебе сразу, там, где ты учился, я преподавал. Так что давай сразу расставим все точки над «и». Ни тебе, ни мне не нужен конфликт. Тебе надо, чтобы все выжили, и чтобы ты арестовал преступника. Если ты сделаешь все, как я попрошу, тебя ждет блестящая операция по освобождению заложников и арест террориста, — дед поднял вверх указательный палец и хитро улыбнулся.

— Я правильно понимаю? – спросил дед.

— В принципе, да, — ответил майор.

— Вот, ты уже делаешь все не так, как я прошу. Майор молчал.

— Так точно, товарищ полковник. Ведь так по уставу надо отвечать?

— Так точно, товарищ полковник, — ответил майор

— Теперь о главном, майор, сразу скажу, давай без глупостей.  Двери закрыты, жалюзи опущены, на всех окнах и дверях я растяжки поставил. У меня тут с десяток людей. Так что не стоит переть необдуманно. Теперь требования, — дед задумался,

— ну, как сам догадался, денег просить я не буду, глупо просить деньги, если захватил банк, — дед засмеялся.

— Майор, перед входом в банк стоит мусорник, пошли кого-нибудь туда, там конверт найдете. «В конверте все мои требования», — сказал дед и положил трубку

— Это что за херня? — майор держал в руках разорванный конверт,

— б…, это что, шутка? Майор набрал телефон банка.

— Товарищ полковник, разрешите обратиться?

— Разрешаю.

— Мы нашли ваш конверт с требованиями, это шутка?

— Майор, не в моем положении шутить, ведь правильно? Никаких шуток там нет. Все, что там написано — все на полном серьезе. И главное, все сделай в точности как я написал. Лично проследи, чтобы все было выполнено до мелочей. Главное, чтобы ремень кожаный, чтоб с запашком, а не эти ваши пластмассовые. И да, майор, времени тебе немного даю, дети у меня тут малые, сам понимаешь.

— Я Лёньку поди уже лет тридцать знаю, – миловидная старушка шептала кассиру, — да и с женой его мы дружили. Она лет пять назад умерла, он один остался. Он всю войну прошел, до самого Берлина. А после так военным и остался, разведчик он. В КГБ до самой пенсии служил.

Ему жена, его Вера, всегда на 9 мая праздник устраивала. Он только ради этого дня и жил, можно сказать. В тот день она договорилась в местном кафе, чтобы стол им накрыли с шашлыком. Лёнька страсть как его любил. Вот и пошли они туда. Посидели, все вспомнили, она же у него медсестрой тоже всю войну прошла.

А когда вернулись… ограбили их квартиру. У них и грабить-то нечего было, что со стариков возьмешь. Но ограбили, взяли святое, все Лёнькины награды и увели ироды. А ведь раньше даже уголовники не трогали фронтовиков, а эти все подчистую вынесли. А у Лёньки знаешь сколько наград-то было, он всегда шутил, мне говорит, еще одну медаль или орден если вручить, я встать не смогу.

Он в милицию, а там рукой махнули, мол, дед, иди отсюда, тебя еще с твоими орденами не хватало. Так это дело и замяли.

А Лёнька после того случая постарел лет на десять. Очень тяжело он это пережил, сердце даже прихватывало сильно. Вот так вот…

Зазвонил телефон. — Разрешите обратиться, товарищ полковник?

— Разрешаю, говори, майор.

— Все сделал как вы и просили. В прозрачном пакете на крыльце банка лежит.

— Майор, я не знаю почему, но я тебе верю и доверяю, дай мне слово офицера. Ты сам понимаешь, бежать мне некуда, да и бегать-то я уже не могу. Просто дай мне слово, что дашь мне пройти эти сто метров и меня никто не тронет, просто дай мне слово.

— Даю слово, ровно сто метров тебя никто не тронет, только выйди без оружия.

— И я слово даю, выйду без оружия.

— Удачи тебе, отец, – майор повесил трубку.

В новостях передали, что отделение банка захвачено, есть заложники: «Ведутся переговоры и скоро заложников освободят. Наши съемочные группы работают непосредственно с места событий».

«— Мил человек, там, на крыльце лежит пакет, занеси его сюда, мне выходить сам понимаешь», — сказал дед, глядя на мужчину в темной рубашке.

Дед бережно положил пакет на стол. Склонил голову. Очень аккуратно разорвал пакет. На столе лежала парадная форма полковника. Вся грудь была в орденах и медалях.

— Ну, здравствуйте, мои родные, – прошептал дед, — и слезы, одна за другой покатились по щекам.

— Как же долго я вас искал, – он бережно гладил награды. Через пять минут в холл вышел пожилой мужчина в форме полковника, в белоснежной рубашке. Вся грудь, от воротника, и до самого низа, была в орденах и медалях. Он остановился посередине холла.

— Ничего себе, дядя, сколько у тебя значков, — удивленно сказал малыш. Дед смотрел на него и улыбался. Он улыбался улыбкой самого счастливого человека.

— Извините, если что не так, я ведь не со зла, а за необходимостью.

«— Лёнь, удачи тебе», – сказал миловидная старушка.

— Да, удачи вам, — повторили все присутствующие.

«— Деда, смотри, чтобы тебя не убили», — сказал второй малыш.

Мужчина как-то осунулся, внимательно посмотрел на малыша и тихо сказал:

— Меня нельзя убить, потому что меня уже убили.

Убили, когда забрали мою веру, когда забрали мою историю, когда переписали ее на свой лад. Когда забрали у меня тот день, ради которого я год жил, чтобы дожить до моего дня. Ветеран, он же одним днем живет, одной мыслью — днем Победы. Так вот, когда у меня этот день забрали, вот тогда меня и убили.

Меня убили, когда по Крещатику прошло факельное шествие фашиствующей молодежи.

Меня убили, когда меня предали и ограбили, меня убили, когда не захотели искать мои награды. А что есть у ветерана? Его награды, ведь каждая награда — это история, которую надо хранить в сердце и оберегать.

Но теперь они со мной, и я с ними не расстанусь, до последнего они будут со мной. Спасибо вам, что поняли меня.

Дед развернулся и направился к входной двери. Не доходя пару метров до двери, старик как-то странно пошатнулся и схватился рукой за грудь. Мужчина в темной рубашке буквально в секунду оказался возле деда и успел его подхватить под локоть.

— Чо – та сердце шалит, волнуюсь сильно.

— Давай, отец, это очень важно, для тебя важно и для нас всех это очень важно.

Мужчина держал деда под локоть:

— Давай, отец, соберись. Это, наверное, самые важные сто метров в твоей жизни.

Дед внимательно посмотрел на мужчину. Глубоко вздохнул и направился к двери.

— Стой, отец, я с тобой пойду, – тихо сказал мужчина в темной рубашке.

Дед обернулся.

— Нет, это не твои сто метров.

— Мои, отец, еще как мои, я афганец.

Дверь, ведущая в банк, открылась, и на пороге показались старик в парадной форме полковника, которого под руку вел мужчина в темной рубашке. И, как только они ступили на тротуар, из динамиков заиграла песня «День победы» в исполнении Льва Лещенко.

Полковник смотрел гордо вперед, по его щекам катились слезы и капали на боевые награды, губы тихо считали 1, 2, 3, 4, 5… никогда еще в жизни у полковника не было таких важных и дорогих его сердцу метров.

Они шли, два воина, два человека, которые знают цену победе, знают цену наградам, два поколения 42, 43, 44, 45…

Дед все тяжелее и тяжелее опирался на руку афганца.

— Дед, держись, ты воин, ты должен! Дед шептал 67, 68, 69, 70…

Шаги становились все медленнее и медленнее.

Мужчина уже обхватил старика за туловище рукой.

Дед улыбался и шептал… 96, 97, 98… он с трудом сделал последний шаг, улыбнулся и тихо сказал:

— Сто метров… я смог.

На асфальте лежал старик в форме полковника, его глаза неподвижно смотрели в весеннее небо, а рядом на коленях плакал афганец…

С уважением,

Московские Суворовцы

Леонид Губанов

Спасибо за статью Админу Сайта Красноярское Время! Изумительная статья, раскрывающая мужество и Силу Духа у бывших фронтовиков ВОВ. Народ Русский – бери пример с воинов ВОВ и требуй Референдум по изменению Государственного строя России!

Алексей

Замечательная статья. Тронула до глубины души

 

Просмотров: 29 | Добавил: Lightnews | Теги: НовостиСвета, европейские ценности, возрождение Руси, Сто метров, Падение Запада, Я смог!, как они лечатся | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
© Copyright LightNews 2017
Бесплатный хостинг uCoz