Понедельник, 24.07.2017, 05:46
НовостиСвета (LightNews) 
Жизне-речение – это НЕ Channaling.
Круг ВсеМiРноРОДового ЦЕЛительства
На основе Русской РОДовой Кольцевой Науки, переданной нам Пушкиным А.С.,
в Русском Духе.
Постоянное совершенствование Праведности Полноты и Порядка РОДа Человеческого.
За ЕДИНУЮ, МОГУЧУЮ Матушку Русь!
Главная Мой профильРегистрация ВыходВход
Вы вошли как Гость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS
Поиск
Меню сайта
 Расстановки №5
Расстановки №5


Материалы с сайта Елены Веселаго: www.constellations.ru.

«Расстановки служат жизни». Берт Хеллингер

"Те, с кем мы хорошо знакомы, знают, что в прошлом я долго работала в качестве специалиста по бизнес-процессам и технологиями, а также занималась стратегическим развитием банков и других финансовых институтов. Возможно, именно поэтому мне не кажется «еретической» идея понимания технологии даже в самых тонких и непредсказуемых сферах. Не исключено, что семейные системы и финансовые системы движимы из одного источника (Хеллингер называет его Спирит Майнд, разумный мыслящий дух). Если так, то в духовных системных расстановках тоже могут существовать технологии. Просто они очень необычные :)",

"Деньги всегда в настоящем. Они служат жизни. То, что их порождает и то, что порождают они - это великие потоки ресурсов и грандиозные трансформации. Трансформации материальные, которые в согласии с трансформациями духовными и они помогают друг другу. Работа с этими темами может быть прекрасной и очень вдохновляющей. В ней много энергии",
"Духовные расстановкиэто расстановки, основанные на признании свободного движения Духа, которое стоит за всем, что существует, и проявления которого мы можем (ограниченно) наблюдать в расстановке. Согласие с проявлениями приводит к трансформациям систем, что и является «целью» духовных расстановок. Девиз духовных расстановок можно было бы определить так: трансформации через согласие с Духом",
"Опыт «ищет» признания. Прежде всего, повторяясь в судьбах членов той же системы. Пока не случится его проживание и не наступит покой. И суть духовных расстановок состоит в том, что прожить опыт можно не только в жизни, но также и в расстановке. И если опыт будет прожит и признан, то в жизнь он уже за повтором не приходит",
"Технологии в духовных расстановках мы не разрабатываем, мы их познаем, изучаем",
"Если мы говорим о том, что суть духовных расстановок – проживание и принятие опыта, который ранее был отвергнут, то технологии здесь получают особый смысл. Этот опыт когда-то был исключен (очевидно потому, что был слишком тяжел – т.е. его НЕ СМОГЛИ прожить). Мы также знаем, что в расстановках встречается опыт, прожить который ни один человек, наверное, не в силах. Этот опыт тогда закончился смертью, и невозможно это повторить. Я сейчас имею в виду такие события, как Холокост, Бабий Яр, недавнее замлетрясение в Японии, Чернобыльскую катастрофу. Это катастрофы, превышающие человеческие силы по их «ассимиляции». Было бы очень странно думать, что мы можем расставить этот опыт и «быстренько» прожить и закончить его последствия…"
"Рядом с технологиями ограничения можно увидеть технологии структурирования. Мы знаем, что одна и та же ситуация может быть представлена в расстановках через разные элементы и фигуры. Например «мои отношения с мужем, я боюсь, что он уйдет к другой женщине» могут быть расставлены как «я и муж» или как «я и мой страх» или даже как «я, мой муж и его любовница», а расстановщик, придерживающийся строгой традиции семейных расстановок расставит «я, моя мама и мой папа». Каждая конфигурация откроет разные грани ситуации. Мы должны уметь подбирать наиболее живые структуры, и это тоже технология",
"Я стала заниматься технологиями, которые назвала технологии наполнения и фокусировки ролей. Они помогают нам создавать роли точнее, поддерживать их и осознавать, что именно мы поставили",
"Последняя группа технологий – это технологии принятия",
"Для своих образовательных программ и статей я взяла слово reconciliation...: восстановление видимости системного события. Или «интеграция опыта». Это эмоционально-нейтральное описание процесса контакта с ранее отвергнутым опытом",
"Создание роли – это «всего лишь» обозначение точки в бесконечном Поле. Обозначаем мы ее нашим намерением, это внутренний процесс. НЕ наименованием, а намерением – это важно. Когда мы говорим «мама (клиента)», мы выражаем свое намерение соединиться с той информацией в поле… с которой мы готовы соединиться. Это уже фильтр. В данном случае – наш. Мы можем сказать клиенту: «поставь свою маму» и максимально устранить себя из процесса, и тогда тут больше будет фильтр клиента, и меньше наш фильтр. Мы можем взять клиента за руку и пойти вместе выбирать и ставить маму, А можем сказать группе: кто чувствует, что готов сейчас пойти в роль его мамы? И заместитель наложит свой фильтр",
"В момент расстановки мы соединяем бессознательные пространства: свое (расстановщика), клиента, группы и конкретного заместителя, чтобы несмотря на (или, точнее, смотря с осознанием) на эти общие фильтры пройти к части бесконечной информации из Поля. Благодаря этой совместности мы можем воспринять хранящееся в Поле, в том числе и то, что относится к отвергнутому опыту.
Такая модель объясняет многие явления, которые до сих пор не имели четкого описания и понимания",
"Из этой модели понятно, как можно делать расстановки без запроса или как можно вводить роли без вербального наименования. Мы фокусируем свое намерение на некотором не имеющем описания фрагменте поля, соединяемся в едином процессе с группой и клиентом и, если этот процесс прошел удачно, расстановка идет «сама» и имеет хорошую энергию",
"Из этой модели понятно, как могут заместительствовать «бесчувственные» стулья и фигурки. Они лишь якорь, обозначающий наше намерение соединиться с некоторым фрагментом поля, Этот якорь можно передавать другому человеку (клиенту или группе) точно так же, как можно передать карту города с отмеченной на ней «точкой». Мы как бы говорим : «сюда»",
"Итак, есть 4 источника создания роли. Точнее, четыре фильтра ее «отбора» из бесконечного поля: расстановщик, клиент и его система, группа как таковая и конкретный заместитель. Вместе мы «проходим» к информации",
"Осознание этого открывает нам дополнительные возможности и уменьшает ошибки. Например, если клиент не в контакте со своим страхом, а расстановщик попал в личный резонанс и тоже не очень в контакте с темой, то вместо того, чтобы поставить этот неконтакт, можно спросить группу: кто хорошо чувствует эту историю и сохраняет относительную нейтральность? Кто-то отзовется или можно, по крайней мере, посмотреть, кто наименее «сбит» с нейтральности. Его хорошо и поставить в роль",

"Заместители всегда попадают в резонирующие роли, видимо, потому, что Поле стремится к целостности и «организует» расстановщика, клиента и группу так, чтобы их объединение в бессознательном привело к максимальной целостности. Возможно, слово исцеление и слово целостный не зря имеют в русском языке один корень",
"Заместительствование не является методически выверенной работой, требующей обучения.  Можно сказать, что здесь «просто» работает еще один орган чувств, которым мы не привыкли осознанно пользоваться в обычной жизни",
"«Орган заместительского восприятия» лучше всего работает в отсутствие какого-либо принуждения и намерения, как навязанных извне, так и принятых добровольно",
"Расстановщики доверяют данным заместительского восприятия, основываясь на огромном количестве сделанных расстановок и полученных подтверждениях о правильности транслируемых заместителями динамиках",
"Системный взгляд подразумевает, что

1. Семья как система – больше, чем просто сумма её частей
2. При влиянии на семью в целом, происходит влияние на каждый элемент внутри неё
3. Изменение в одной части системы влияют на всю систему, а также на части, из которых она состоит",

Расстановки – это шаманская работа, открывающая границы мира мертвых» - говорит Штефан Хаузнер, один из ведущих расстановщиков мира",
"Принципиальное отличие расстановок от психодрамы - в расстановках заместители подчиняются движениям, приходящим извне, даже если клиент ничего не знает о тех людях, которых представляют заместители, даже если эти люди давно мертвы. В психодраме участники работы повторяют фразы и движения, задаваемые клиентом и директором психодрамы",
"Доверие информации, чувствам и ощущениям, приходящим из поля посредством заместительского восприятия, является основным признаком метода системных расстановок, отличающим его от других методов, в которых используется расстановка элементов систем (таких, например, как психодрама, семейная скульптура Вирджинии Сатир, тест Геринга, песочная терапия)",
"Предположение (подвержденное обширной расстановочной практикой) о том, что проблемный опыт в жизни клиента связан с тем, что ранее членами его семьи был отвергнут некоторый опыт похожего свойства, получило название «действие системной совести». В расстановках считается, что все члены семьи связаны единым полем, в котором содержится вся информация обо всем, что с ними когда-либо происходило. Если какой-либо член семьи (и его жизненный опыт) исключается, отвергается другими членами семьи, то позднее в семье рождается кто-то, кто этот опыт вернет в семью, проживая его снова в своей жизни. Системная совесть, таким образом, слепа и «несправедлива» (в обычном понимании справедливости), т.к. «ни в чем не виноватый» человек страдает «просто» потому, что ранее кто-то жил так же и его жизненный опыт был отторгнут семьей.
Примеры таких повторов иногда действительно выглядят страшными и несправедливыми. Например, первый ребенок бабушки умер сразу после рождения. Бабушка никогда о нем не упоминала , и пережить связанное с потерей первенца страдание не было возможности – времена были таковы, что семья была занята выживанием. Обе ее дочери также теряют своих первых детей. А у внучки первый ребенок критически болен, когда она обращается с запросом об этом на расстановку.
В расстановке первичная ситуация (потеря детей бабушкой, матерью и тетей) выходит на свет. Глубокое горе бабушки, прочувствованное ее заместителем, группой, клиентом и расстановщиком, находит принятие и через это как бы завершается спустя десятилетия. Ребенок клиентки выздоравливает и повторяющиеся в поколениях потери детей прекращаются",
"Такая взаимосвязь человека с ранее жившими людьми из его семейной системы называется переплетение. В расстановке происходит разрешение переплетения. Разрешение переплетения иначе называется восстановление видимости системного события",
"Расстановки не имеют никакого отношения к морали, греху, возмездию за неправедные поступки. Например, ситуация, «мама сделала пять абортов, и поэтому у тебя нет сил жить» - это неверное описание происходящего в расстановке. «Нет сил жить» не является «возмездием за грехи матери». Возможно, матери было настолько тяжело, что она не смогла найти силы на рождение и воспитание детей. Это бессилие не было прожито ею, и дочь вошла в переплетение с нею, проживая этот опыт снова. В другой ситуации мать «не брала в голову» свои аборты, они не были связаны с чем-то тяжелым для нее, и переплетение не возникло",
"Время, которое требуется на то, чтобы расстановка подействовала (переплетение разрешилось) может быть различным. Иногда это несколько минут (прямо в расстановке), иногда несколько дней, недель или месяцев. Бывает, что расстановка действует несколько лет, в течение которых распадается несколько переплетений, а человек организует свою жизнь уже на новом месте в своей системе",
"Расстановка, однако, не является «услугой населению», в которой возможны гарантии решения. Первичная история может выйти на свет в расстановке в значительной степени, а может не выйти или выйти очень ограниченно. Это зависит от готовности клиента и его мужества смотреть на скрытое, от готовности группы, способностей заместителей транслировать и отображать сложные истории, квалификации и личной зрелости расстановщика. В свою очередь, проявленная история может быть вторично отвергнута клиентом или у него может не хватить сил на нее смотреть (а расстановщик и группа не смогут оказать ему достаточную поддержку в этом). И, поскольку в расстановках мы обращаемся к третьей силе – полю, мы предполагаем, что у этого источника есть также и свои законы, и оно может не дать информацию по не известным нам причинам",
"Жизнь не может быть уравновешена обратным даром и может быть только передана дальше",
"Третий порядок, Закон баланса между брать и давать...  в широком смысле: вклад каждого должен получить уважение и результаты этого вклада должны быть переданы дальше. Все должно находиться в движении, основанном на уважении к каждому его участнику в равной степени",
"В современном понимании расстановок можно сформулировать универсальный порядок: «Все принадлежат. Всё движется». Как именно устроена принадлежность в конкретной системе и каково направление движения (или где оно было заблокировано) – мы можем расставить и посмотреть. Без предположений",
"Не будем забывать, что Хеллингер сформулировал Порядки , опираясь на свою практику. Т.е. по совокупности сделанных им наблюдений, огромного их количества. Эти наблюдения, однако, делались в определенное время и в определенном месте: Германия конца прошлого века. Это христианская культура.
Россия – огромная страна, в которой смешаны многие традиции и культуры. Связи со странами бывшего СССР также сильны, а эмиграция идет очень активно. В результате, российские расстановщики работают в Казахстане, Узбекистане, на Украине, в Израиле, даже в Австралии. В Европе также происходит смешение культур и наши европейские коллеги работают с мусульманами, азиатами, африканцами…
Все чаще и чаще внимательный расстановщик с широкой практикой замечает, что Порядки работают не всегда. Вот система, в которой не сообщать ребенку, кто его отец оказывается правильным решением, приносящим покой всем. А вот братья и сестры, стоящие в ряд справа налево. Я сама стояла в этой расстановке и то, что сиблинги стоят «не по порядку» заметила только на видеозаписи – настолько правильным было это положение. А вот мусульманский мужчина у меня на индивидуальном приеме и он перечисляет детей своего отца – сначала мальчиков, а потом девочек. Предлагать ему другой порядок невозможно. Молодая семья сына не имеет приоритет перед старейшиной рода – старейшина сохраняет главное место навсегда. Невестка всегда подчиняется старшей женщине в семье своего мужа.
Хеллингер, видимо, описал Порядки христианского Запада".

Е.Веселаго



Ян Якоб Стам. Травма в организациях.


Елена Веселаго. О сложностях бизнес-расстановок


Елена Веселаго. Что такое духовные системные расстановки


Елена Веселаго. О заместительствовании

Елена Веселаго. Современные системные расстановки. Введение в метод (2011 г)

Елена Веселаго. Эволюция системных расстановок: от Порядков к движениям Духа (доклад на Втором Евроазиатском Конгрессе по расстановкам в Москве)

Теперь поговорим о принятии, примирении, reconciliation, восстановлении видимости системного события.

Если принять эту модель, в которой Поле стремится к целостности, а информацию для восприятия мы с группой и клиентом берем «на всех», то есть «хорошая новость», примирение всегда наступит хоть в какой-то степени. И еще более оптимистично можно сказать, что это не наше дело. Т.е. мы скорее изучаем способы как не мешать собою восстановлению целостности, исцелению. Чем способы, как помогать этому.

Мешаем мы, конечно же, собственным неприятием. Это связано как с личными ограничениями (как я могу «принимать», что муж бил беременную клиентку???) ,так и с принципиальной невозможностью человека ассимилировать большие события (массовые бедствия).

Значит, мы должны так предъявить (в расстановке) и описать непринятый/неприемлемый опыт, чтобы он стал более приемлемым.

По опыту можно заметить, что один и тот же (по описанию) опыт разрешается в разных системах совсем по-разному. Для примера я возьму ситуацию, когда бабушка потеряла мужа в сталинских репрессиях, а внучка никак не может создать отношения с мужчиной. Предположим, расстановка показала, что внучка находится в переплетении с бабушкой.

И тогда можно выделить примерно пять уровней, по которым можно помогать распаду переплетения:

1) «бабушка, это не мое, это твое». На словах это звучит скорее как отвержение. Однако, в этом есть признание правды, а значит крупица принятия: «Бабушка, моих сил нет , чтобы смотреть на то, что ты пережила. Все что я могу сказать про это – моих сил нет.» Но это значит что короткий взгляд все же брошен.

2) «бабушка, я как ты». «Я чувствую такую же боль, когда теряю своего мужчину». Принятие (конечно же, тоже частичное) через идентичность опыта.

3) «такова судьба» или «такова судьба женщины: мы соединяемся с мужчиной, а потом мужчина может пропасть». Принятие через общность, но в отличие от предыдущего случая общность тут не «я и бабушка», а «мы, женщины». Еще точнее можно было бы сказать «мы, женщины России». Еще два года назад я, рассказывая этот способ работы, предлагала добавить «теперь другие времена», но после работы в некоторых странах бывшего СССР, я затрудняюсь уже называть времена другими…

4) «мы все в едином движении». На этом уровне часто работает Хеллингер, когда говорит о том, что Дух движет всеми и всем в равной степени. Именно эта философия реализуется в многоуровневых расстановках. Не так много расстановщиков готовы работать на таком уровне, напрямую признавая Дух. Тем не менее, это очень близко к народной русской присказке «все под Богом ходим», и многие клиенты готовы выйти на такой уровень рассмотрения своей истории.

5) «ты там, а я здесь» или «ты умерла, и я уважаю то, что с твоей смертью это закончилось. Я могу теперь взять свою жизнь себе. Я оставляю тебе покой смерти и беру себе жизнь в полной мере, какой она пришла и через тебя тоже». Внешне похоже на первый уровень, но глубина процесса совсем иная. В этом диапазоне находятся так называемые «мертвые» расстановки, где умершие находятся вне досягаемости наших земных претензий и даже нашей любви.

Хочу обратить внимание, насколько такое описание принятия отличается от радостных объятий, к которым мы привыкли в «популярных расстановках». Принятие может приходить через слезы, через злость, через столкновение (спор) со смертью, через бессилие. Но, конечно, и через радость тоже :)


Елена Веселаго. Можно ли доверять расстановкам?

Если исходить из того, что в расстановках мы ищем связи между текущей болевой ситуацией клиента и отвергнутым ранее системным опытом, то насколько важна фактическая составляющая в проживании этого опыта? В широком понимании первого Порядка, которого я сейчас придерживаюсь, я ищу не «исключенного человека», а отвергнутый опыт. И далее я не работаю на включение исключенного человека персонально, а на проживание опыта, который ранее был отторгнут системой. Клиент, группа и расстановщик, проявляя и проживая этот опыт, снова включают его в «зону видимости». Это происходит не в голове, не на уровне знания фактов, а в теле (и возможно за пределами физического тела, в энергетическом теле или в бессознательном родовой системы). Для тела не нужны факты, но тело может проживать чувства и состояния.

Исходя из своего понимания расстановок и примеров, подобных описанному выше, я сейчас считаю, что переходить на уровень фактов в расстановках не требуется.

Но мы имеем дело с разными клиентами и разными ситуациями. Далеко не все клиенты готовы смотреть на «размытые» картины в расстановках, проживать их  и не задаваться вопросами о том, что же это все-таки такое было. Иногда эти картины имеют настолько сильную энергию, что она превышает способность клиента к контакту с происходящим. Тогда переход на уровень фактов послужит «просто» средством уменьшения и ограничения энергии расстановки, чтобы клиент мог оставаться с ней в контакте. Я исхожу здесь из того, что лучше «синица в руках», т.е. контакт с небольшим фрагментом, чем «журавль в небе» - масштабная многоуровневая картина, с которой никто не в контакте.

Однако, для улучшения контакта и внесения большей ясности бывает достаточно формулировок, которые далеки от однозначности. Они не искушают расстановщика и клиента знанием прошлого в деталях. Например, если  фигура, «напоминающая ребенка» идет в ноги в фигуре, «похожей на его маму», то вместо слов о том, что это абортированный ребенок, можно сказать о том, что, кажется, здесь была какая-то потеря у этой женщины. Вместо заявлений «это любовница твоего отца» можно сказать «рядом с твоим отцом стоит кто-то или что-то, что ему дорого, и это долго не было признано».

Помочь исключенному прийти в область восприятия клиента и группы. Например, предложить фразу...: «Я знаю тебя. Я знаю тебя в своем теле, а теперь я вижу тебя отдельно».

"Важно быть осторожным и не делать предположений относительно реальных фактов. Такие предположения опасны, и терапевты, которые смешивают энергии, проявляющиеся в расстановках, с реальными фактами , лишь увеличивают нагрузку и замешательство участников". (из книги «Искусство и практика семейных расстановок»)

Сейчас далеко не каждый расстановщик знает о меняющихся ролях, умеет их отслеживать и адекватно с ними обращаться.

Начиная с 2009 года некоторые расстановщики стали осваивать и работу с многоуровневыми ролями, когда один заместитель представляет несколько ролей (точнее уже нужно говорить «несколько энергий» или «несколько ситуаций») одновременно. В этом случае многие роли в принципе не могут быть «атрибутированы», их несколько. Сложность состоит в том, что многоуровневые роли возникают и у тех расстановщиков, которые о них не знают или не умеют/не хотят с ними работать 

Теория травмы (или шаманские традиции) описывает такое явление, как пост-травматическое расщепление (шаманы называют это «потерянные кусочки души»). Какая-то часть человеческого опыта в силу травмы становится недоступной или его восприятие сильно искажено. Например, в результате насилия женщина «выбирает» более не иметь интимных отношений с мужчинами. Или пострадавший в аварии водитель остро реагирует на визг тормозов на улице. А иногда эти недоступные области возникают не в результате актуальной травмы, а передаются трансгенерационно. Собственно, это и есть исключенный опыт, о котором шла речь выше...

Наша готовность слышать поле только в ограниченном количестве сюжетов и картинок приводит к тому, что поле «вынуждено» проявляться только в тех формах, в которых его могут видеть. Мы не только трактуем сюжеты так, как нам удобно/привычно (точнее: безопасно), но и бессознательно задаем фильтры, определяя формы, в которой поле может к нам приходить.

Вот только несколько основных причин, по которым проявленное в расстановке и воспринятое нами может не иметь никакого отношения к реальным фактам. «Семейные расстановки лишь выявляют энергии, существующие внутри семейных систем», как пишет Бертольд Ульсамер. И этого более чем достаточно для того, чтобы позволить этим энергиям не быть более отвергнутым, а войти в контакт с нами и стать видимыми, принятыми, а затем трансформироваться и продолжить течь дальше…


Елена Веселаго. Классификатор расстановок


Бертольд Ульсамер

Бертольд Ульсамер. Комментарии к "Барселонской декларации" Берта Хеллингера:

Исследования, которым на сегодняшний день Берт придаёт большое значение, тоже не оригинальны. Это исследования, к которым до него пришли многие мистики разного рода. Что всё едино, что не существует добра без зла – то же признают и буддисты в подобном ключе.

Основное различие в отношении этих положений состоит в том, следует ли им тот, кто их говорит. Важна не страсть, с которой что-то может быть высказано, не аплодисменты, сопровождающие человека, но тишина и покой, распространяющиеся вокруг него.

Берт заметил, что многие ученики гуру испытывают тоску по отеческой любви, поэтому они попадают в духовную зависимость. Так же и Бог всегда замещает отца очень религиозным людям.

Изначально, по моим наблюдениям (и за собой в частности), Берт представлял для многих именно такую отцовскую фигуру. Его доброжелательное обращение было, например, для меня каждый раз настоящим подарком. После прочтения его высказываний в Барселоне я был так взволнован, что несколько ночей подряд плохо спал, и это лишний раз подтвердило, что во мне всё ещё присутствует пласт этой первоначальной зависимости.

Классическая семейная расстановка примиряет с родителями. Чем выше степень этого примирения, тем меньше необходимость поиска вовне отцовской фигуры, которая бы могла указать путь. Человек встаёт самостоятельно, полагаясь на собственные силы. Родители выступают в качестве символов на всю жизнь. Тот, кто принял своих родителей и предков глубоко в себе, входит в контакт с собственной жизнью. Внутри человека раскрывается и разворачивается внутреннее пространство, широкое и спокойное.

Наука не зависит от личных взглядов, имён и заслуг. Наука находится в постоянном диалоге, она не испытывает уважения, она сомневается, проверяет и отвергает.

Бертольд Ульсамер о "чудесном" в расстановках:
Не существует метода, который нес бы с собой решение всех проблем. Только со временем становится ясно, что не каждую проблему случается разрешить внезапным, ошеломляющим образом. Только определенные проблемы поддаются изменениям. Проблемы подобны замкам. Когда один ключ не подходит, можно потратить годы на то, чтобы открыть дверь. Если у тебя есть нужный ключ, он может открыть - быстро, а часто очень медленно и осторожно - то пространство, что за этой дверью. При этом число существующих замков огромно. И никакой ключ, даже универсальная отмычка не может открыть их все.

Расстановка всего лишь выводит что-то в поле нашего зрения. Она показывает связи в семье и показывает шаги, которые могут вести к решению, в том случае если связи стали переплетениями.

Расстановки только показывают возможности. Они указывают на те личные шаги, которые вероятно ведут к внутреннему спокойствию. Но никакой ведущий не может выполнить это движение за клиента. Никакой расстановщик не может сделать эти шаги за него. Клиент должен сам последовать этим путем или позже воспроизвести его.

Расстановка всегда достигает только одного слоя в человеке или семье. Под этим слоем есть другие слои и переплетения, которых можно достичь повторениями расстановок. Для многих достаточно единожды получить полную картину (образ) своей семьи и своего места в ней. Другие - те, что приходят на семинары неоднократно,- продолжают собственный внутренний процесс.

Чудесное остается. Все существующие на сегодня попытки логического разъяснения расстановок, не слишком продвинулись вперед. Они просто нивелируют то существенное, что есть в расстановках.

Нидерландец Лукас А.К. Деркс (Lucas A.C. Derks) еще в 1997 году для своей книги «Игра социальной связи» (Das Spiel sozialer Beziehung), сделал для одного испытуемого расстановку его семьи, после чего поставил на то же самое место, что и заместителя испытуемого, одного за другим 9 человек, после чего опросил тех при помощи анкеты об их чувствах. Результат: заместители согласованно заявили о негативных чувствах, которые они, однако, совершенно по-разному назвали.



Бертольд Ульсамер о парных отношениях и лоскутных семьях:

«Жена да последует за мужем». Никакое другое высказывание Хеллингера не вывело на баррикады столько женщин.
В целом это высказывание Хеллингера звучит так: «Да последует жена за своим мужем, и пусть мужчина служит женскому». Это высказывание ясно формулирует нечто весьма существенное. Суть партнерской связи - в передаче жизни. Женщина, которая носит в себе ребенка и рожает его, куда ближе к этой сути, чем мужчина. Это и есть то «женское», чему должен служить мужчина.

В конфликтах о том, кто за кем должен следовать, в какую семью или какую страну, проявилось, что исцеление приходит чаще, если женщина следует за мужчиной, а не наоборот. И что все время проявляются какие-то проблемы, если, к примеру, мужчина вошел в семейный бизнес через брак или живет вместе с женой в доме ее родителей.

Вообще-то по представлениям семейных расстановщиков мужчина и женщина равноценны. Не играет роли, кто стоит на первом месте. Но опыт многих расстановок показывает, что в таком порядке оба партнера чаще чувствуют себя уверенней и лучше. Мужчина принимает больше материальной ответственности за семью, благодаря чему женщина менее нагружена и может расслабиться.
И у этого правила есть исключение. Порой женщина стоит на первом месте, чаще всего, когда она привносит с собой очень большую нагрузку из своей семьи. В сомнительных случаях заместители мужчины и женщины сами почувствуют в расстановке, какое место для кого является верным. Чаще всего они приходят к согласию, насчет того, кто какое место займет. И ведущий следует за этим.

Но совершенно все равно, женщина ли будет на первом месте и мужчина на втором, или наоборот, - отношения в паре не олимпийские состязания, на которых раздаются золотые и серебряные медали. Просто кто-то стоит слева, а кто-то справа. И это местоположение не говорит ничего о приоритете. Мужчина и женщина уравнены в правах по отношению друг к другу перед детьми, и они, как родители, принимают свою задачу по отношению к детям.

Вот молодой человек встречает юную девушку. Для них обоих это первая любовь, они встречаются, сходятся, рожают детей и старятся вместе. Пожалуй, и сегодня юноши и девушки мечтают о подобном. Но пример подобных отношений принадлежит прошедшей эпохе. Реальность выглядит иначе. Отношения возникают и разрушаются. У пар рождаются дети, они женятся до этого, после этого или вовсе не женятся. И вновь расстаются, разводятся, если, конечно, успели пожениться, вступают в новые связи, снова заводят детей - и так далее.

Только когда каждый ощутит эти фразы как правильные, отношения благополучно заканчиваются. Ведущий предлагает те или иные фразы заместительнице клиентки. Та произносит эти фразы в адрес заместителя первого мужа, проверяя при этом, насколько они подходят.

«Я благодарна тебе за все, что я получила от тебя, а то, что ты получил от меня, ты можешь оставить себе». В любых отношениях есть или была причина для благодарности. Помимо всего плохого, между ними был и поток любви. Они доверялись друг другу надеждами, мечтами и желаниями, пусть даже позже и разочаровывались в этом. Благодарность уместна. Она создает хорошую почву для дальнейшего освобождения.

«Я оставляю тебе твою часть ответственности за наше расставание, а мою часть ответственности я буду нести сама». Эта фраза освобождает более всего. Она делает очевидной простую реальность. В разрушении партнерства всегда участвуют двое. Не бывает одного виноватого и одного невиновного. Однако, в вихре чувств во время и после расставания, многие забывают эту истину. При помощи вышеуказанной фразы каждый принимает свою часть. Это благостно влияет на второго/вторую, и облегчает ему/ей принятие своей части ответственности. Прекращается обмен обвинениями и это снимает тяжесть с обоих.

«Я дам тебе место в сердце как своему бывшему мужу». Предыдущий партнер принадлежит к нашей системе. Мы не может исключить его своей доброй волей. Если мы относимся к нему с уважением и любовью, даем ему место «в нашем сердце», то это благо для него и для нас самих. С этого момента он может медленно, с течением времени отстраниться и дружелюбно смотреть на бывшего партнера и его дальнейшую жизнь с некоторой дистанции.

Это возрастающее отчуждение проходит иначе, если есть общий ребенок, так как дети создают нерасторжимую связь между отцом и матерью. Эту истину выражает последняя фраза: «Через нашего сына мы будем всегда связаны».

Что не прояснено родителями, ложится тяжким грузом на ребенка. Часто он чувствует себя разрываемым на части между родителями. Особенно плохо, когда родитель пытается сделать из него своего союзника в борьбе против другого. Кто пытается перетянуть ребенка на свою сторону как союзника против второго родителя, тот злоупотребляет ребенком в личных целях и наносит ему вред.

Тот, кто ругает порицает своего бывшего партнера, разрушает этим свою нынешнюю связь.

Расстановки показывают огромную любовь к биологическим родителям, чье место не может занять никто другой. Второй муж может подарить ребенку своей жены всю свою любовь и заботу. Но это не делает его отцом. Если второй муж хочет потеснить или заменить отца, он наносит этим вред ребенку. Так как тот попадет в неразрешимый для него конфликт лояльностей. Итак, это обязанность клиентки, разъяснить своему сыну, кто его отец.

Существует и третий источник конфликтов, когда не учитываются порядки. Последующие партнеры должны уважать предыдущих. Имеется в виду, что клиентка должна признать бывшую жену своего мужа как его первую партнершу. Его первая жена такая же часть жизни ее мужа, как и ее первый муж - часть ее жизни. Тот, кто пытается оттеснить (подавить) предшествующего партнера другого, игнорирует тем самым часть реальности и порождает очаг напряжения.

Мне приходит на ум сравнение с огнем. Когда люди впервые сумели зажечь огонь, страх и уважение, вероятно, были чрезмерны. Со временем они научились чуть лучше управлять им. Постепенно он становился им все более знаком, и они научились, со всеми возможными предосторожностями, - использовать его для своих целей.

Подобным образом представляются мне и расстановки. Когда существование «знающего поля» и его сила проникли в сознание и были пережиты в расстановках, благоговение перед этим феноменом было всепоглощающим. А между тем, уже некоторое время мы переживаем опыт его существования и его прочность, и он стал нам привычнее. И мы можем начинать - со всеми возможными предосторожностями - приближаться к нему и исследовать его дальше.


Бертольд Ульсамер о системных расстановках и работе с травмой

Продолжение - Расстановки №6
-->
© Copyright LightNews 2017
Бесплатный хостинг uCoz